Wednesday, July 13, 2016

Наивные...

(все совпадения случайны)

Один из моих любимых вопросов на интервью - "разработайте-ка мне навигационную систему". Как лакмусовая бумажка, выявляет весь спектр способностей кандидата. Ну и вот, как-то раз кандидат извивается, как рыба на сковороде, и явно недотягивает. Его представитель, соответственно, сидит и чего-то там записывает. Закончили интервью, кандидат ушёл, говорю "кто-то получше есть?" А он мне радостно так, "Да, да, конечно, следующий будет к этому вопросу готов!!!" Хмм, думаю, к этому вопросу? Ты, получается, шпаргалку писал? Что я там хотел? Навигацию? Хорошо, будет вам в следущий раз навигация. Только в этот раз была по дорогам, а в следующий раз будет... ну, скажем, по рекам...

PS: Дался им этот HashMap...

Monday, September 28, 2015

Порвать шаблон

Ну программист я, ничего не сделать. Ну и, понятное дело, профессиональные способы протекают в реальную жизнь.

Любой программист знает, что решить проблему можно, построив двоичное дерево и вычислив ответ на каждый из вопросов да/нет. Опять же, любой математик знает, что доказать теорему можно, доказав каждый из её элементарных шагов.

...и вот теперь мы встречаемся с человеком, который живёт по Жванецкому: "процесс - это жизнь, результат - это смерть". Человек проводит восемь часов в день на звонках, знает всех нужных людей, умеет говорить по пятнадцать минут за раз, не сказав абсолютно ничего (те, кто помнит речи Горбачёва, поймут сразу).

И вот этот человек сталкивается с необходимостью получить результат (ну или, что чаще, ответить за отсутствие такового). Но он панически боится ответственности, но *по должности* ответственность лежит именно на нём.

Но результат-то получить надо всё равно, вне зависимости от личностей.

...и вот мы начинаем процесс построения двоичного дерева.

Люди, которые это наблюдают с приёмной стороны (это, типа, той, куда дуло огнестрельного оружия смотрит), воодушевлённо начинают отвечать на вопросы, улыбаются, проявляют инициативу, и до последнего не понимают, что же именно происходит. Потом они начинают выглядеть как живая иллюстрация семи стадий горя, но сделать уже ничего нельзя.

Но ещё интереснее поведение людей, которые этот процесс уже наблюдали со стороны (ну, или же с приёмного конца). В тот момент, когда звучит первый же вопрос, на который иначе как "да" или "нет" ответить нельзя, они уже настораживаются, пульс подскакивает, глаза блестят, осанка меняется, уши становятся торчком, как у зайца, почуявшего хищника. Они начинают изворачиваться и уходить от прямого ответа, пытаются использовать весь список ложных выводов, грубить, отшучиваться, переходить на личности, лезть на стенку, да и вообще что угодно, чтобы разговор сошёл с рельсов и можно было продолжать жизнь служения процессу.

И как же это всё задалбывает. Особенно когда подумаешь, насколько меньше энергии и времени они могли затратить, если бы просто научились честно делать своё дело и, хотя бы ради разнообразия, один раз сделали его хорошо.

Thursday, August 6, 2015

Никогда не бегайте наперегонки с толстыми

В далёкие времена моего детства как-то раз был у меня урок физкультуры. Бегали мы парами, ну вот, и достался мне на тот раз мой одноклассник, которого называли просто: "Толстый".

Свисток. Побежали. Впереди меня никого, обалденное чувство свободы и открытой дороги, за спиной пыхтит несчастный соперник и из спины раскрываются крылья, и я с улыбой до ушей финиширую первым!

... под дружный оглушительный хохот одноклассников, которые услышали моё объявленное физруком время.

Я бегал наперегонки с соперником. А надо было наперегонки с хронометром.

Урок был выучен железно: если я хочу чего-то добиться, то я буду ставить планку там, где *мне* высоко, а не чуть-чуть выше, чем другие.

Friday, July 17, 2015

Цена свободы

Однажды я скажу своему сыну: "Сынок, этот пакет с шурупами достался мне от отца, но я так и не придумал, что с ним делать. Настал твой черёд..."
-- Рунет

Одна из моих загадочного родства прабабушек, пережившая войну в Одессе, так никогда и не избавилась от привычки не выбрасывать ничего. Её коммунальная одесская квартира была плотно забита странными и незнакомыми вещами, которые, я подозреваю, потеряли всякую ценность задолго до моего рождения. Но тем не менее, эти вещи были с ней, и она доблестно следила, чтобы никакие из этих вещей не пришли в упадок, не припали пылью, не потрескались, и не потеряли блеск. И на вопрос "зачем?" у неё был всегда готов ответ:

Пригодится. Вдруг больше достать нельзя будет.

Она передала этот страх "не достать" пришедшим ей на смену поколениям. Дошёл он и до меня. Сперва он давил меня в хрущёвской квартире 29.5м2 на шестерых, потом места стало больше, но вдолбленный в голову с детства и подпитанный совковым дефицитом всего страх остался. Каждый раз я смотрел на вещь, когда-то купленную, всё ещё несомненно обладающую потребительской ценностью (при этом продажная стоимость этой вещи была близка, если не равна нулю), и думал - "пригодится". И да, было жаль когда-то с кровью заработанных денег, на эту вещь потраченных.

И совсем недавно я наконец осознал, что все эти вещи душат меня. Они тянут меня в прошлое, из которого я давно ушёл, и не дают мне дышать и двигаться вперёд. И что избавление от этих вещей - это цена свободы от них, которую я получаю.

Никогда не умел продавать. Так что я их теперь просто раздаю тем, кому они нужнее, чем мне. Ну а если нет... Ну что ж, тогда... нет, не выбрасываю. Отпускаю на свободу. Им - своя свобода, мне - своя.